Патрон кольцевого воспламенения на охоте

Познакомившись достаточно подробно с характеристиками патронов кольцевого воспламенения («Оружие» №9, 2007), поговорим об их использовании на охоте.

Кто-то из читателей непременно напомнит, что охота с оружием под эти патроны запрещена, и будет прав, но только отчасти. Поясню, почему – отчасти. Некоторые читатели вероятно помнят, что несколько лет обратно в РОГе появлялись статьи как ратующие за то, что-бы разрешить охоту с малокалиберной винтовкой наравне с дробовым ружьём, так и против такого предложения. Как нередко бывает, истина в этой полемике лежит посередине. Малокалиберные винтовки под патрон кольцевого воспламенения давно стали охотничьим оружием, но в промысловых районах. Недостаточно того, они стали основным оружием охотника-промысловика и официально разрешены для использования на охоте. Запрет касается любительской охоты и с этим трудно не согласиться. Наверное, не многие из наших читателей рискнут пробовать себя в промысловой охоте, но познакомиться с приёмами и способами стрельбы из этого оружия именно в условиях охоты, может быть, будет интересно.

Малокалиберная винтовка (впредь по тексту я буду так именовать одноствольные карабинчики под патрон кольцевого воспламенения) десятки лет служила и продолжает служить на охотничьем промысле. За это время накопилось много информации о результатах использования стандартного винтовочного патрона кал. 5,6 мм кольцевого воспламенения (.22 LR) при стрельбе по различным видам животных. Основной умозаключение, который можно сделать из анализа этой информации: патрон, в том виде, в котором он используется на стрелковых соревнованиях, на охоте показал очень ограниченные возможности. Основными объектами охоты остаются соболь, куница, белка, а из птиц — рябчик. При стрельбе по более крупной дичи процент подранков значительно превышает процент добытых. Если же внезапно такой пулькой удавалось добыть северного оленя или лося, а такие случаи бывали, то, как правило, спасибо нужно разговаривать собакам, так как именно они затем преследования находили мертвыми или останавливали неизбежных подранков. Но стрельба таким патроном по крупной дичи всё-таки не правило, а исключение, и происходит она по какой-то суровой необходимости. Однако интересно пробовать выяснить, почему стандартный патрон кольцевого воспламенения столь малоэффективен при стрельбе по в общем-то, небольшим животным, я не имею в виду названных выше, а, положим, таких, как глухарь и тетерев из птиц, и лисица, корсак или сурок из зверей.

Патрон кольцевого воспламенения на охоте

Если мы посчитаем энергию пульки на дистанции даже 100 м, то увидим, что она окажется равной примерно 10 кГсМ или 98 Дж. Вспомним достаточно расхожее суждение, правда, по моему, ничем не подтверждённое, что для надёжного поражения животного должно выдерживаться соотношение, когда на 1 кг массы приходится не менее 1 кГсМ (9,8Дж) энергии. Значит, не только для полуторакилограммового тетерева или пятикилограммового глухаря, но даже для десятикилограммовой лисицы или сурка убойность малокалиберной пули с энергией 10 кГсМ может быть вполне достаточной? Почему же на практике всё не так? По моему опыту и по рассказам охотников, занимавшихся массовыми заготовками тетеревов в сороковые — шестидесятые годы прошлого столетия с применением малокалиберных винтовок, не менее половины стреляных птиц улетало подранками. И это при дистанции стрельбы не более 60 м. Тогда как промысловые практиковались охоты на тетеревов с чучелами и с подъезда на лошади (верхом или на санях). А дело, по всей вероятности, в том, что сплошная свинцовая пулька, имея невысокую скорость, проходя по тканям животного, совершенно не деформируется, но она обладает достаточной пробивной способностью, и, немного потеряв в скорости, пройдя всего 10—15 см мягких тканей, основную доля своей энергии уносит с собой дальше. И мы имеем то, что имеем. Если не поражены жизненно важные органы, получается подранок, потому что той энергии, которую сумела передать пуля тушке зверя (или птицы), пронизывая её, недостаточно для получения смертельного шока. Это хорошо заметно на примере стрельбы по рябчикам. Если пулька попадает по брюшку, то птица примерно постоянно улетает, по крайней мере, хоть немножко отлетает. И это при том, что обычно вес взрослого рябчика не превышает 400 г, а значит, отношение массы пули к массе птицы выглядит как 1:160! Это всё равно, что для 160-килограммового медведя брать пулю массой в 1 кг! Разумеется, причиной малого шокового действия будет не только высокая пронизывающая способность пули, но и меньшее количество нервных окончаний на коже брюшка и в кишечнике по сравнению с верхней частью корпуса птицы. Абсолютно убойным этот патрон можно считать для соболя и куницы и, разумеется, для белки. Для каждого из этих видов предельная дистанция стрельбы не превышает 50 м. И ещё. При отстреле этих зверьков из винтовки охотник постоянно целит в голову. Это повелось издавна, когда пушнина ценилась очень высоко, и любые деффекты шкурки, а пулевые пробоины к ним относились тоже, влекли за собой снижение закупочной цены. Понятно, что для таких маленьких животных попадание в голову тяжеленной по сравнению с их собственным весом пули постоянно смертельно. Для них вполне достаточно и пули короткого пистолетного патрона. Однако, как мы уже говорили, малокалиберная винтовка («тозовка» на сленге охотников-промысловиков Сибири) используется как оружие универсальное, то есть из неё пытаются стрелять и по белке, и по другим значительно более крупным животным, таким, положим, как косуля или кабарга, хотя разность в весе промеж этими видами может быть примерно стократной. И происходит это не по причине недостатка опыта или гипертрофированной веры в убойность этой пульки, а просто от отсутствия специализированного промыслового оружия. Для того чтобы промысловое ружьё отвечало, по крайней мере, основным условиям охотничьего промысла, нужно знать эти условия, а с такими знаниями у наших конструкторов как раз и существуют проблемы. Как образец можно привести тот факт, что различные модели самозарядных карабинов под патрон кольцевого воспламенения настойчиво записывают в разряд промысловых. Если бы самому конструктору пришлось хоть один сезон позарабатывать себе на хлеб с такой полуавтоматической системой, он смог бы чётко представить себе, какое оружие в зимней тайге хорошо, а какое, мягко выражаясь, — не очень. Какие трудности возникают при эксплуатации самозарядного малокалиберного оружия в условиях таёжного промысла? Сначала всего, это сложность проведения неполной разборки. Представим себе, что необходимо вынуть затвор, и не в тёплой избушке за столом, а в лесу на морозе и ветре. А сделать это бывает нужно потому, что около патронника накапливается пулевая осалка, несгоревшие порошинки, всякая древесная труха, которая, часто наряду со снегом и инеем, сыплется сверху. У самозарядных образцов это приводит к задержке выстрела по причине недозакрытия затвора. Накопление такой «грязи» может происходить достаточно скоро, особенно в урожайные по белке годы, когда охотникам в течение дня приходится делать по сотне, а иногда и более выстрелов. И для удобства чистки иногда прямо в лесу приходится вынимать затвор. Если у систем с продольно-скользящими затворами, чтобы вынуть затвор, можно в большинстве случаев просто нажать на спусковой крючок и вытащить его через заднее отверстие ствольной коробки, то у самозарядок этот процесс сложнее. В зависимости от конструкции нужно сначала снять крышку ствольной коробки, вынуть возвратную пружину, а затем сам затвор или, отсоединив ствол, вынуть затвор совместно с боевой и возвратной пружинами через нижний паз ствольной коробки, или как-нибудь по-другому. Нужно иметь в виду, что любые действия голыми руками с металлом на морозе очень неприятны, не говоря уже о риске что-нибудь уронить в снег. Хотя и не нередко, но бывает, что пуля не вылетает из ствола, такое случается по разным причинам. Виной этому может быть сильный холод, некачественные или отсыревшие патроны, слабый удар бойка и пр. Чтобы выбить застрявшую пульку из ствола, обычно прибегают к простому приёму: вынимают пулю из нормального патрона, гильзу с порохом вставляют в патронник и выстреливают. У самозарядных винтовок вставить гильзу с порохом в патронник значительно сложнее, чем у простых магазинных или однозарядных образцов, не говоря уж о переломках. Промысловая винтовка должна быть надёжна и предельно проста в эксплуатации.

Патрон кольцевого воспламенения на охоте

Перед началом промысла, как и перед любой иной охотой с использованием пулевого выстрела, начинать нужно с пристрелки. Мы помним, что дистанция стрельбы для патрона кольцевого воспламенения невелика, но выстрел постоянно обязан быть очень точным, сродни спортивному. А это значит, что винтовку нужно пристрелять не только на предельную дистанцию стрельбы, которая при таёжной охоте не превышает 50 максимум 60 м, но и на половину этого расстояния, т. е. на 25 м. И к пристрелке нужно отнестись с должным вниманием, потому что не редко цель не будет превышать 1,5-2 см2. Если винтовка хорошо пристреляна, а зверёк на дереве спокоен, в данном случае беседа идёт о соболе и белке, то сделать точный выстрел по головке не представляет великий сложности. Но очень трудно стрелять по зверькам, перемещающимся «верхом», т. е. с дерева на дерево. Причём для соболя такое перемещение не характерно, его хватает на два — редко три дерева. А вот белка и куница, заметив опасность, будучи уже подстегнуты неудачным выстрелом, нередко уходят верхом с такой скоростью, что не дают возможности охотнику не только прицелиться, но и появляется реальная возможность совсем потерять зверька из виду. Поэтому с первым выстрелом лучше не спешить, а приближаться на дистанцию верного выстрела осторожно, скрытно и стрелять только, когда головка зверька хорошо видна и не закрыта ветками. Одно предостережение охотникам, относящееся к охоте на соболя. Не постоянно, но бывает так, что собака загнала соболя на дерево, а охотник на лай добирается долго, и зверёк, не имея возможности уйти, старается на кажущейся ему безопасной высоте устроиться поудобнее. Для этого он нередко выбирает развилок промеж двух достаточно толстых веток или промеж стволом и отходящим суком, да ещё так, чтобы его задняя доля опиралась на что-нибудь. Приняв удобное положение, соболь без видимых эмоций слушает лай собаки, да и на приближающегося охотника смотрит свысока, не меняя положения. Стрелять удобно, зверёк примерно неподвижен, головка постоянно повернута мордочкой к собаке или к охотнику. Остаётся только прицелиться и нажать спуск. Но в этом случае лучше не спешить. Стреляный в таком положении соболь нередко остаётся на дереве там, где сидел. Безжизненный, разумеется. И возникает проблема, как его достать. Приходить даже на 7-8-метровую высоту по стволу дерева совсем непросто, да и очень опасно. В такой ситуации лучше срубить дерево, чем лезть на него. Но чтобы этого не случилось, нужно перед выстрелом любым способом заставить соболя сменить положение, а желаннее и место на дереве, и стрелять на поражение только затем этого. Ещё раз хочу подчеркнуть, что сложившиеся веками традиции пулевой стрельбы по мелким пушным зверькам требуют точного выстрела именно по голове, а пробоины, имеющиеся на шкурке в других местах, служат поводом иногда для весьма едких насмешек в адрес неаккуратного или неумелого стрелка, бьющего белку «по лопаткам».

Патрон кольцевого воспламенения на охоте

Выше уже говорилось, что стандартный патрончик LR малоубоен, и его эффективное использование на охоте ограничивается стрельбой по трём видам мелких пушных зверьков, а из птиц — по рябчику. Но в предыдущей общей статье о патронах кольцевого воспламенения было рассказано и о патронах повышенной убойности, с которыми успешно можно охотиться и на тетерева, и на глухаря, да и рябчики, от которых никуда не отлетают даже при попадании по брюшку. Повышенный убойный эффект достигается достаточно просто — увеличением у пули способности к деформации. Как известно, у пуль, состоящих из мягкого свинцового сердечника и относительно твёрдой оболочки, ступень деформации зависит от конструкции пули, в которой тесно связаны промеж собой оба эти компонента, что определяет их взаимодействие промеж собой и прочность пули при попадании в животное. У патрона кольцевого воспламенения типа LR пуля состоит из однородного материала — свинца, и из-за относительно малой скорости практически не деформируется, пронизывая живые ткани небольших зверей и птиц. Чтобы повысить убойное деяние этих пулек, конструкторы пошли по пути ослабления конструкции их головной части, высверливая в ней продольные каналы разного диаметра и глубины. И чем больше объём пустоты, тем больше деформируется пуля. Для охоты на вышеперечисленных птиц имеет смысл использовать патроны только с такими экспансивными пулями. Однако нельзя забывать, что результативность стрельбы патронами LR даже с улучшенной баллистикой и экспансивными пулями ограничена из-за крутой траектории и снижения точности стрельбы, так как лёгкая пуля, да ещё с нарушенной формой очень сильно подвержена воздействию различных внешних факторов (ветер, изменение давления, влажности и пр.). Для стрельбы далее 120 м следует использовать оружие под более мощные патроны. Из патронов кольцевого воспламенения это будет WMR.

Патрон кольцевого воспламенения на охоте

Безусловно, самым массовым объектом охоты с малокалиберной винтовкой из птиц следует считать рябчика. Классическая промысловая охота на рябчика, которая разрешена с таким оружием, это охота как бы с подхода, когда вспугнутый выводок, стайку или одиночную птицу, взлетевшую близко от охотника и севшую на дерево, стараются высмотреть и подойти на удобную для выстрела дистанцию. Стреляют их и во время кормежки на деревьях, тоже с подхода. По существу, для такой охоты из нарезного оружия пригодна только малокалиберная винтовка. Мощного выстрела не нужно, дистанция стрельбы невелика. Рябчика в ветках деревьев и недалеко рассмотреть нелегко, а уж подальше-то тем более. Стрельба рябчиков из винтовки более добычлива, чем из ружья, правда, при условии достаточного навыка пулевой стрельбы.

В позднеосеннее и зимнее время встречи с рябчиком в лесу обычно происходят по двум сценариям. Первый, это когда птицы поднимаются с земли, где они кормились, или из-под снега, где отдыхали. Они, как правило, не отлетают вдали, а, взлетев, тут же стараются приткнуться на дерево, чтобы осмотреться, обычно не далее 20— 30 м от места подъёма. Взлёт рябчика шумный и хорошо слышен даже во время движения. Услышав взлетающих птиц, нужно остановиться и постараться заметить, на какие деревья они расселись. В светлом лесу, состоящем из лиственных пород деревьев или лиственницы, заметить их несложно, а вот в ельниках, кедрачах или загущенных сосняках эта задание труднее. И всё же надобно устремляться заметить, если уж не самого рябчика, то хотя бы то дерево, на которое он сел. Если дерево определено точно, но саму птицу враз рассмотреть не удаётся, то лучше не приближаясь начать обходить предполагаемое место посадки, внимательно осматривая его с каждой новой позиции. Замеченного рябчика нужно стрелять без промедления. Признаком его беспокойства и скорого слёта служит издаваемая им трещащая трелька и напряжённая вытянутая поза. Чтобы не потерять сбитую птицу, нужно точно заметить то дерево, на котором она сидела и место её падения, иначе, отведя глаза, можно всё потерять и истратить много времени на поиски. Тем более что «чисто» битый пулькой рябчик падает камнем и в снегу делает только небольшую дырку, которую, бывает, не увидишь и с двух метров. Сложности с поиском чаще всего возникают в лесу, имеющем густой подлесок, где точно рассмотреть место падения птицы невозможно, особенно если дистанция выстрела близка предельной. В такой ситуации лучше всего не спешить бегать к добыче, а спокойно ещё раз зафиксировать в памяти то дерево, на котором сидел рябчик, и внимательно прислушаться. Очень нередко упавший рябчик в агонии шумно трепещет крыльями, тем самым давая дополнительную информацию о своём местонахождении.

Патрон кольцевого воспламенения на охоте

Когда снег наглухо прикрывает ягодники, рябчики, где их много, нередко сбиваются в достаточно большие табунки, иногда по 20 — 30 птиц и концентрируются в приручьевых насаждениях, в вершинках распадков, облесенных поймах небольших речек и по окрайкам моховых болот. Основным их питанием в этот период служат березовые почки и ольховые сережки, и кормящихся на деревьях птиц можно заметить издалека. Скрадывание рябчиков задание несложная, просто не нужно особенно маячить перед ними, а, выбирая простые укрытия, без резких движений, спокойно подойти на расстояние надёжного выстрела. Тридцать метров нормальная дистанция. Вообще, скрадывая любое животное, нужно уклоняться поперечного движения, а усердствовать приближаться под минимальными углами, т. е. прямо к объекту или немножко мимо, потому что боковое перемещение хорошо заметно, настораживает и пугает его. Почему не рекомендуется приближаться очень вблизи? В руках умелого стрелка малокалиберная винтовка вполне результативное оружие при охоте на рябчика, если стрелять на 40 и даже на 50 м. Когда на одном дереве или на 2-3, около расположенных, сидят 8-10, а иногда и более птиц, то естественная задание промысловика постараться брать как можно больше, и, чтобы добиться этой цели, нужно соблюдать некоторые условия. Главные из них: не приближаться очень недалеко, чтобы не пугать звуком выстрела; начинать стрельбу по птицам, сидящим на нижних ветках, тогда падающие не будут пугать сидящих ниже; стрелять только по тем рябчикам, которые не закрыты даже мелкими ветками, потому что малокалиберная пуля рикошетирует даже от травинок, а от веток тем более. Целиться нужно аккуратно. Если рябчик сидит спиной или грудью к охотнику, то целить нужно посередине тушки, обвысишь — нестрашно, либо промах, либо птица упадёт, а вот обнизишь — попадёшь по брюшку, в этом случае, при стрельбе стандартным патроном, рябчик нередко улетает и, разумеется, теряется. И последнее. Непременно считать упавших птиц, чтобы потом собрать всех.

Патрон кольцевого воспламенения на охоте

Тетерев как объект охоты очень популярен. Летом и в начале осени охотятся по выводкам с легавой собакой и иногда с лайкой. Потом выпадения снега и перехода птиц на кормление березовой почкой давно известна и в некоторых районах широко распространена охота с чучелами. Причём, если на охоте по выводкам реально можно использовать только дробовое ружьё, то, охотясь с чучелами, можно применять и то, и другое. Ещё лет тридцать—сорок тому обратно, когда численность тетеревов в некоторых регионах была очень высока, предположим в Западной Сибири, и охота на них с чучелами считалась скорее промысловой, чем любительской, малокалиберная винтовка была основным оружием на такой охоте. И хотя любительская охота с таким оружием в большинстве регионов запрещена, явно, что любознательному охотнику будет интересно узнать о том, каких правил стоит придерживаться, если придётся использовать оружие под патрон кольцевого воспламенения.

Охота на тетеревов с чучелами для своего успеха требует одного очень существенного условия — достаточного количества самих птиц. Небольшие стайки по 5—7 штук трудно заметить при перелётах или на кормёжке, по этому же трудно выбрать место и для охоты. Там, где тетеревов много, стаи по 20, 40 и более птиц не диковина, их излюбленный район кормёжки нужно разыскивать путём наблюдений. Утром в погоду без сильного мороза и с хорошей видимостью нужно просматривать в бинокль лесные опушки, окрайки полей, поймы речек. Сидящих на березах птиц можно заметить очень вдали, иногда за 500 и более метров. Вот в тех местах, где они кормятся, и нужно выбрать березу, хорошо видную с разных сторон, на которой установить чучела и близко сделать шалаш, который не обязан резко выделяться на общем фоне местности. Расстояние предполагаемого выстрела не должно превышать 30 м, это для стрельбы дробью, если же предстоит охотиться с малокалиберной винтовкой, то дистанция должна быть соразмерна расстоянию уверенного выстрела, но далее 70 м от чучел шалаш ставить всё-таки не следует. Садиться в шалаш надобно с рассветом и ждать подлёта птиц. Если они в этой местности непуганны и охотник не дал им повода насторожиться, то по сидящим тетеревам можно успеть сделать два, а то и три выстрела, только стрелять, как и по сидящей стайке рябчиков, надобно начинать с нижней птицы.

Иногда стоит пробовать своё счастье и в охоте с подхода. Как уже говорилось, тетеревов на деревьях видно вдали, причём нередко сидят они на месте достаточно долго, и есть время составить план скрадывания. Одеваться для такой охоты нужно под цвет местности. Очень важно хорошо запомнить расположение тех деревьев, где они сидят, чтобы, подойдя с иной стороны, не потерять их, т.к. во время подхода птицы могут не всё время находиться в поле зрения. Приближаясь, нужно непрерывно контролировать дистанцию. Как правило, метров до 150 тетерева, если и заметили охотника, ещё не выказывают беспокойства. На какой дистанции стрельбы следует остановиться? Если у охотника оружие под патрон WMR, то можно пробовать стрелять со 150 м, если же просто усиленный вариант патрона LR с экспансивной пулей, то дистанция стрельбы не должна превышать 100 м. Стрельба тетеревов с подхода очень сложна. Здесь и значительная дистанция стрельбы, и крутая траектория пули, и малая цель, и ветер, и другие факторы, отрицательно влияющие на точность выстрела.

Патрон кольцевого воспламенения на охоте

Хотя в нашем очерке на втором месте затем рябчика стоит тетерев, тем не менее по частоте добычи с применением малокалиберной винтовки второе место, безусловно, стоит отдать глухарю. Лайки обычно очень активно облаивают глухарей — птица крупная, с сильным запахом, шумно взлетает и садиться, да и под собакой ведёт себя достаточно спокойно. Ступень аккуратности подхода к облаиваемой птице находится в прямой зависимости от того, насколько нередко тревожат её охотники. Там, где глухари знают и охотников, и собак, скрывать облаиваемую птицу надобно очень осторожно, избегая при подходе открытых мест и по возможности без шума. Глухарки обычно сидят спокойнее и дают охотникам больше шансов на удача. Петухи же ведут себя по-разному, некоторые примерно не отвлекаются на собаку, держатся очень настороженно и слетают при малейшем постороннем шуме, такого действительно можно брать только из винтовки, если его видно издалека. Другие же, которых жизнь ещё ничему не научила, сидят спокойно, смотрят только на собаку, «хрюкают» на неё, беспрестанно крутят опущенной вниз головой, заботясь только о том, как бы не упустить её из виду. Такие становятся очень лёгкой добычей. Осторожные птицы взлетают от собаки и садятся, как правило, в верхнюю доля дерева, те же, которые поспокойнее, редко взлетают выше середины, а некоторые и совсем пристраиваются всего метрах в 3-4 над собакой. Определив дерево посадки и подходя к нему под лай собаки, начинать поиск сидящей птицы нужно с верхней части дерева и, заметив глухаря, удвоить осмотрительность. Сосредоточить своё внимание не на продолжении подхода, а на выборе позиции для выстрела, с которой было бы видно глухаря, не закрытого ветками. Дистанция стрельбы в лесу обычно ограничивается возможностью заметить птицу. Начинающему охотнику надобно иметь в виду, что на крупных елях, кедрах и даже соснах рассмотреть глухаря, несмотря на его размеры, совсем не просто.

В заключение хочется сказать, что использование оружия под патроны кольцевого воспламенения на охоте даёт замечательную практику пулевой стрельбы, чего так не хватает большинству из нас.

Алексей Блюм, охотовед.

В оформлении статьи использованы фото А. Даренского

.

Оставить комментарий

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .